Борьбой с коррупцией займется специальное президентское управление

Буфер обмена-3Политическая линия на борьбу с коррупцией получает новое организационное подкрепление. Как ожидается, в ближайшее время будет создано президентское управление по противодействию коррупции. Эта структура президентской администрации может стать координационным штабом всей антикоррупционной работы.
Неофициальные сообщения о том, что уже на этой неделе президент может подписать указ о создании новой структуры по борьбе с коррупцией, не вызывают удивления. В принципе, к этому все шло – все полтора года, прошедших с возвращения Путина в Кремль, он последовательно наращивает давление на коррумпированных чиновников.
Наряду со все более массовыми уголовными делами против федеральных и особенно региональных чиновников высокого уровня принимаются и новые законы и правила, вводящие ограничения для номенклатуры. Но специального органа, координирующего эту работу, у президента нет. Хотя и активизировалась работа президентского Совета по противодействию коррупции, сам совет собирается раз в полгода (его президиум во главе с Сергеем Ивановым заседает чаще), это не постоянно действующая структура. Летом президент назначил своего помощника Евгения Школова, уже отвечавшего за проверку деклараций госслужащих о доходах и расходах, еще и своим уполномоченным по антикоррупционным проверкам.
После состоявшего в конце октября заседания Совета по противодействию коррупции, на котором рассматривались итоги проверки этих деклараций (а о расходах чиновники отчитывались впервые), видимо, и было принято решение о создании специального антикоррупционного управления. Потому что ситуация, при которой антикоррупционной тематикой в том или ином измерении занимаются разные структуры администрации, не способствует грамотной работе.
«Логика создания управления понятна – администрация занимается стратегическими направлениями, и борьба с коррупцией сама по себе является таким направлением, – говорит член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека, глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – Для того чтобы изучать и систематизировать информацию по высшим должностным лицам, необходим аппарат – здесь недостаточно отдела или секретариата».
Разброс такой тонкой и деликатной темы по разным управлениям администрации приведет к ее размыванию и неэффективной работе по этому направлению, считает генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин:
«Сосредоточение всей информации в одном подразделении правомерно – потому что у семи нянек дитя без глаза. Невозможно было бы остановить утечки. Тем более что иногда информация носит ошибочный характер и при ближайшем рассмотрении не соответствует действительности, но медийный эффект уже произведен. Необходимо учитывать тот эффект разорвавшейся бомбы, который может вызвать тот или иной материал – и соотносить это с интересами государства».
Но работа с декларациями чиновников – лишь одна и вовсе не основная из функций нового управления. По идее, оно должно заниматься анализом и мониторингом положения дел на всем «антикоррупционном фронте», оценивать эффективность уже принятых решений, разрабатывать необходимые законодательные антикоррупционные меры, а главное – координировать борьбу с коррупцией в госаппарате. И особенно в силовых структурах, в функцию которых и входит не только поиск казнокрадов, но и очищение собственных рядов от коррупционеров. Фактически управление должно стать мотором антикоррупционной политики. Понятно, что функционировать этот мотор должен за счет энергии Кремля, потому что именно президент больше всех и заинтересован в очищении всех уровней власти от казнокрадов.
«Борьбой с коррупцией занимается множество ведомств – нет единого мотора, – говорит член Общественной палаты, проректор РЭУ им. Плеханова Сергей Марков. – Поэтому многие ведомства уже привыкли имитировать борьбу с коррупцией, попутно еще и зарабатывая на этом, то есть занимаясь крышеванием – вспомним хотя бы «игорное дело» подмосковных прокуроров. Поэтому решили создать мотор – управление, в котором будут собраны люди, которые будут заниматься проблемой коррупции на постоянной основе, причем действительно заниматься борьбой с коррупцией, а не крышеванием. И располагать серьезными полномочиями: поскольку оно связано с властью президента, то может готовить указания и Генпрокуратуре, и СК, и ФСБ, всем силовикам, отчасти командовать ими, по этому конкретному направлению».
Управление будет заставлять работать тех, кто должен по службе бороться с коррупцией и в целом, и в своих собственных рядах, но не делает этого, считает Марков.
«Будут отделять тех, кто действительно борется с коррупцией, от тех, кто погряз в ней. Кто сегодня может отделить, например, в Следственном комитете, тех, кто воюет с казнокрадством, от тех, кто сам погряз в его крышевании? Прокуратура? Но она в постоянном противоречии и конфликте с СК. МВД? ФСБ? Спецслужбам нельзя по-настоящему поручить разобраться с ситуацией в другой службе – им можно поручить собрать данные, «компромат» на эту службу, но вот разобраться в том, правдивая эта информация или нет, они сами не в состоянии. Это должны делать другие люди. И этим тоже может заниматься новое управление».
Управление должно стать специальным аналитическим подразделением, которое будет координировать деятельность МВД, ФСБ и других спецслужб в борьбе с коррупцией, заниматься и работой в поле, и аналитикой, считает Алексей Мухин.
В процессе борьбы с коррупцией одна из важнейших вещей – делать выводы из огромного массива информации, говорит Сергей Марков:
«Отдельные ведомства, видимо, не в состоянии сделать системные выводы. Нужны системные, тщательные и честные выводы – управление и должно этим заниматься».

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

fifty two + = sixty

Log in with your credentials

Forgot your details?