Максим Настасьин: исламизация молодежи. Итоги круглого стола в «Родине».

Буфер обмена-5В Санкт – Петербурге, в офисе партии «Родина» состоялся круглый стол. Заявленной темой встречи была радикальная исламизация молодежи. Пришедшие гости как различных конфессий, так и различных общественных организаций, расширили тему до диалога с историческими вводными.

Итак: что, где, когда. Проживая в России XXI века, наследнице павшего Союза, мы сталкиваемся со следующими фактами: с одной стороны – это подрыв традиционных религиозных конфессий в период советской власти, с другой – движение по постсоветскому пространству людских масс различных культур, то есть миграция (со слов представителей узбекской диаспоры, за прошедший квартал “туда-сюда” между Петербургом и Узбекистаном переместилось 600 000 человек и это только узбеки). Все это ведет к большой концентрации людей иной культуры в российских мегаполисах (в Петербурге около 2 000 000 мигрантов преимущественно из азиатских регионов СНГ), естественно, человек, оказавшись в новом обществе, ищет поддержку и часто находит ее у радикальных сектантов, в открытую проповедующих в мечетях Петербурга, например.
Буфер обмена-6
Как-то летом, накануне мусульманского праздника, я спросил у знакомого татарина уже в возрасте: почему ты не ходишь в мечеть? Он мне ответил, мол что мне делать среди этих дикарей? Это по телевизору нам показывают забитые людьми площади вокруг мечетей, на деле – на пятничную молитву приходят единицы на фоне этих толп и действительно живущих по Исламу, как и живущих по канонам Православия, в процентном пересчете примерно поровну – около 5% религиозной общины.

На лицо выделение как минимум двух мусульманских групп – тех и этих. Те – грубо говоря, это татары, башкиры, люди традиционно жившие в России и служивших общему делу со времен правления царей и эти – некие новоделы которых без негатива представить не удается.

Начну с наших – татар и башкир. Часть детства я рос на Южном Урале – в Башкирии и никогда не чувствовал религиозных различий, там в принципе живут одной семьей: взаимоуважение к традициям, даже совместные праздники есть, например, праздник окончания посевных работ – Сабантуй. Что что-то не так я начал понимать с притоком мигрантов в наши мегаполисы, Петербург и Москву, когда ты идешь по улице и невольно делишь людей на своих чужаков, уже давно появились и вовсе бородатые – этих выделим во вторую группу.
Сразу отмечу что в каждом крупном государстве, имеющим Ислам в качестве одной из религиозных конфессий, имеется собственная школа этой религии, школа, как некие традиции, каноны, путь – в общем смысле слова: китайский Ислам, например, в котором четко прописаны роли государства, ислам некоторых африканских стран, арабский ислам – да, это те самые бомжи бородатые, которые воевали в Чечне и до сих пор воюют наемниками в горах Северного Кавказа. Ремарку окончил.

Буфер обмена-7

Так вот, пока традиционные религиозные конфессии России разрушались, во внешнем мире с ними ничего не происходило, они шли по собственному пути, не будем говорить о Христианстве, речь об Исламе, так вот – в арабском мире религия, как и государства с развитием нефтяной промышленности набирали оборот(Саудовская Аравия, Катар) и как это водится в истории – начали свою экспансию. Напомню Чечню и снова бомжей бородатых воевавших против российских войск, напомню о деньгах вливавшихся в боевиков со стороны арабов.

Немного отвлекся. На фоне разрушенных религиозных конфессий России проявлять свое влияние начали как другие школы, так и просто секты разных масштабов перемешавших все в политику: вахаббиты, хезболла, таллибан, хизбут-тахрир, саляфиты, братья мусульмане – пишу вперемешку основные, так-то их куда больше и у всех своя доктрина, не признающая иные и, что характерно именно для радикалов – не признающая государство, законы, духовенство, объявляющая всех подряд неверными.

Вот выделили секты, которые живут собственными интересами, чем они так привлекают туда новых членов? Одних – поддержкой, как моральной, так и материальной, оказываемой новым членам, других – карт-бланшем на беззаконие и воровскую жизнь: грабь и режь неверных, убивай ментов, в большинстве сект – это прописные истины. И все это опять же на фоне слабости и раздробленности(на четыре подразделения в России) традиционного Ислама в России. Когда сектанты открыто проповедуют в мечетях, когда чиновники закрывают на это глаза и, с другой стороны – запускают сюда неподконтрольные реки мигрантов, которые часто оказываются в трудном жизненном положении и становятся легкой добычей вербовщиков.

Что делать?

P.S.: мечеть на Горьковской в Петербурге построена татарами, обе мечети Петербурга формально подчиняются Уфе, неформально – непонятно кому.

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

+ 86 = ninety five

Log in with your credentials

Forgot your details?