Адвокаты Шакро Молодого обнаружили путаницу в тексте обвинения и будут пытаться оспорить приговор

В деле Захария Калашова, которого в определенных кругах называют вором в законе, может возникнуть неожиданный поворот. Хотя, напомним, еще в марте Никулинский суд Москвы вынес Калашову (он же Шакро Молодой) приговор. 9 лет и 10 месяцев колонии. За вымогательство.

Громкая была история: в декабре 2015 года у ресторана на Рочдельской улице произошла перестрелка с двумя убитыми. Оказалось, что сотрудники некоего ЧОПа вымогали у владелицы ресторана 8 миллионов рублей. Та позвала адвокатов, которые оказались бывшими силовиками с пистолетами под пиджаками. Когда переговоры зашли в тупик, мужчины схватились за стволы. По версии следствия, тот самый ЧОП был создан по инициативе Захария Калашова и как раз занимался выбиванием из бизнесменов денег. Итак, два месяца назад Шакро и еще одиннадцать его подручных получили сроки. Но в силу приговор еще не вступил. Его сейчас пытаются оспорить адвокаты Калашова. Как сейчас выясняется, у них есть козырь. Приговоры Шакро и его «ЧОПовцам» могут отменить из-за юридического казуса.

Существует такой порядок. Когда фигурантам дела предъявляют обвинение в окончательной редакции, им и адвокатам предоставляются копии этого самого обвинения. Оригинал хранится в томах уголовного дела. Обвиняемые с защитой должны эти документы изучить, чтобы понимать, какие доказательства предъявляет следствие и какую выстраивает картину произошедшего. Шакро и другие фигуранты получили копии обвинения в апреле 2017-го. Через пять месяцев дело поступило в суд. И вот там уже выяснилось, что представленное туда следствием обвинение и обвинение, которое давали читать фигурантам, отличаются.

– Между ними есть несколько нестыковок, – заявил «КП» адвокат Захария Калашова Александр Гофштейн. – Например? В одном документе фигурируют, условно, «Петров» и «Иванов», а в другом – «Петров», «Иванов» и не установленные лица. Есть и расхождения по времени одного из событий. В деле был второй эпизод, не относящийся к истории на Рочдельской. В одном обвинении указана полная дата, в другом – только час. С точки зрения юриспруденции это грубые нарушения.

Адвокат Калашова считает, что на каком-то этапе следователи сами «увидели свои ляпы и решили почистить».

Александр Гофштейн с коллегами обратили внимание суда на несоответствие текстов обвинений еще во время судебного процесса. Но тогда прокуратура объяснила, что следователь просто ошибся – выслал копии не настоящего обвинения, а ошибочного.

– Но ведь не мог следователь в течение месяца рассылать всем двенадцати подсудимым ошибочные копии? – рассуждает адвокат. – Ситуация выходит за рамки дела Шакро. Если даже по такому громкому уголовному делу нарушается закон, то что говорить об обычных делах? Предоставлять фигурантам дел одни тексты обвинения, а судить их по другим – это у нас в порядке вещей?

Защита Захария Калашова считает, что судейские должны признать, что была подмена обвинения, а это автоматически означает признанием приговора Никулинского суда незаконным. В пятницу, 18 мая, вопрос с несоответствием текстов обвинений будет решать Президиум Мосгорсуда.

Log in with your credentials

Forgot your details?