Как мы искали место, откуда могла прилететь целая стая птиц, врезавшаяся в самолет в Жуковском

Съемочные группы тормозят у обочины. Дальше не проехать. Оперативные полицейские блокпосты тут. Всех заворачивают. Снимать блестящий на солнце борт А321, героически посаженный прямо на мокрую от недавних дождей землю, можно только издалека. Вон он, почти в километре, за большим кукурузным полем. У полицейских все по-серьёзному – сотрудники ходят туда-сюда по периметру. Не проскочить.

ИХ НА ОЗЕРЕ ПОЛНО?

Многие местные, жители деревни Рыбаки, тоже примчались сюда – на великах или пешком – поглядеть на это чудо. Правда, тех, кто видел, как садился самолёт, как из высокой кукурузы выходили пассажиры, здесь нет.

– Да никто и внимания на этот самолёт не обратил, – говорит мужичок с седыми усами и со знанием дела чертит в воздухе воображаемую линию. – Самолеты пассажирские из Жуковского у нас здесь постоянно летают. У них тут глиссада (так называют траекторию полёта летательных аппаратов, но это касается только посадки, – Авт.) проходит. Они как летели на юго-восток, так в поле и сели.

Мужичок заводится. Рассказывает, что на днях жена тем же рейсом в Симферополь улетела с внуками на отдых.

– Они, может, на этом самом самолете и летели, – говорит. – Бывает же!

Разговорились с двумя пенсионерами, стоящими поодаль от толпы зевак. Один из них, Александр Малютин, когда-то сам работал в ЛИИ (Летно-исследовательский институт имени Громова, его взлетно-посадочную полосу сейчас использует аэропорт «Жуковский»). С другом они как раз обсуждают сообщения о том, что оба двигателя А321 вышли из строя при наборе высоты, когда в них попала стая чаек. Эта информация пенсионера нисколько не удивляет.

– Здесь неподалеку есть озеро – Глушица. И там этих чаек полным полно, – говорит Малютин. – Там же расположена свалка, которая для них как обеденный стол. Сколько работал, всегда приходилось бороться с ними. Собиралась целая команда людей, которая по весне отправлялась в эти места и собирала яйца. Ну, чтобы птенцов меньше было. Но их популяция до сих пор не уменьшается, если не увеличивается.

По словам Малютина, истории с попавшими в двигатели взлетающих самолётов птицами случаются нередко.

– Это нормальная практика. Когда двигатель конструируют, его обязательно проверяют на «птицестойкость». По хорошему, он и утку должен победить, и даже гуся…

«НАДО БЫЛО В ИЮНЕ ПРИЕЗЖАТЬ»

Я рванул к Глушице. Хотелось снять это безобразие: полчища белых чаек.

Но на берегу озера меня ждало разочарование. Полная тишина. А чайки-то где?!

– Ты что-то поздновато приехал! – отзываются кукующие в камышах рыбаки, два крепких мужичка за пятьдесят.

– В каком смысле?

– В июне надо было приезжать. Ну, в крайнем случае в середине июля. У нас тут на Глушице и на Москва-реке (она протекает в паре сотен метров, – Авт.) тысячи чаек гнездятся. Ты не представляешь, что тут тогда происходит. Вся водная гладь в птице. Но птенцы встали на крыло и чайки куда-то снялись.

Один из рыбаков – я уже понял, что в Жуковском это традиция – оказался бывшим сотрудником ЛИИ, механиком.

– Я когда по телеку услышал про стаю чаек в это время года, удивился. Может куропатки там были, не знаешь? В принципе, в траве на лётном поле куропатки могут быть…

– А свалка тут у вас есть?

– Иди по тропинке вдоль берега. Только свалку пару лет как закрыли. Но кто его знает.

В общем, чешу вдоль берега. Тропинка спрятана где-то внизу, мне приходится плыть, подняв руки вверх, в целом море крапивы. Наконец, вижу. Перемолотые с землей целлофановые пакеты, пластиковые бутылки и прочий хлам. Чаек нет. А мусор, судя по всему, старый. Ни запаха гниющей органики, ни промышляющей живности. Лезу на самую высокую кучу. Нет. Никаких признаков птичьих стай.

Побродив полчаса по старой свалке, натыкаюсь на парня-узбека.

– Я тут сторож. Слежу, чтоб никто мусор не завозил, – объясняет.

– А я вот чаек ищу.

– Чайки? – махнул мне рукой. Мол, пошли.

Спускаемся в зарослях камыша к берегу. Небольшая бухточка. И вдруг из-под берега вверх поднимаются птицы. Штук пять чаек (на стаю это точно не тянет). Четыре серые утки-кряквы. И пара шикарных аистов. Они просто огромные!

– Вот все, что осталось, – пожимает плечами мой друг-узбек.

Красавец аист, что-то громко прокричав, ещё раз взмахнув своими широченными крыльями, приземляется на мелководье. И встает в каноническую позу, элегантно подогнув ножку.

СКАЗАНО

«Предположение о том, что причиной жесткой посадки самолета вблизи аэропорта «Жуковский» стали окрестные свалки, на которых обитают птицы, ошибочно. Ближайший к месту посадки полигон – «Сафоново», он расположен в 14 километрах. Полигон закрыт в 2012 году, отходы туда не завозятся много лет, кормовой базы для птиц нет. Полигон укрыт грунтами и безопасен, поэтому нет и больших скоплений. В любом случае, расстояние от полигона до места инцидента слишком далеко. Птицы, постоянно обитающие или кормящиеся на полигонах, никогда не отдаляются от них.

Безопасность полетов – это сфера ответственности служб аэропорта и специализированных организаций, подведомственных Росавиации. Но никто из них в Министерство экологии Московской области за содействием не обращался.

Оснований полагать, что правительство Московской области могло бы содействовать в достижении более высокого уровня безопасности полетов применительно к аэродрому Жуковский, у нас до настоящего момента не было».

Дмитрий Куракин, министр экологии и природопользования Московской области — 15.08. 2019, в официальном заявлении по поводу ЧП с А321.

©2019 KLEO Template a premium and multipurpose theme from Seventh Queen

Log in with your credentials

Forgot your details?