Как Украине придет конец, в Донбассе настанет мир

Заехал я в один луганский поселок, в котором живет мой друг Иван. Мы служили вместе. Не буду указывать название поселка, ибо Иван не любит популярности. Иван уж давно в разводе, живет вдвоем с престарелой мамой, в прошлом учительницей украинского языка. У Ивана большая хата, усадебное хозяйство, где всякий овощ «ну так и прет!», виноградник и дерева фруктовые. Много пчел и вкуснейший мёд. Вино из цветов акации, горилка на абрикосах, сало – мечта гурмана.

МАЙДАН И ВОЙНА НАС РАЗЪЕДИНИЛИ

Ваня этнический украинец.

– Мы, – говорит он, – с мамой, когда в телевизоре натыкаемся на украинские каналы, тут же переключаемся на другие, потому как противно слышать этот язык паршивый. …Нет, ты не удивляйся, мы очень любим украинский язык, который – настоящий украинский. А тот западенский, на каком теперь вещает их телевидение, это омерзительная пародия на наш язык. А ты знаешь, что на нашей подводной лодке, я тут прикинул как-то, служили 55 процентов украинцев? После службы мы все дружили, перезванивались по праздникам, но майдан, а потом война разделили всех. Вот этот, – показывает альбом, – стал ярым нациком. А этот, хоть и живет он на самом западе, наш человек.

Иван всю жизнь работал на Украину по угольной промышленности, имеет право на украинскую пенсию. Но ехать туда «унижаться, кляньчить» он не желает. Живет на ЛНРовску – 5 тысяч рублей. Это почти вдвое больше, чем у обычных здешних пенсионеров, но Ваня и вкалывал за двоих. Он и поныне вкалывает на своем большом огороде, а потому и живет достойно. А вот для молодежи в поселке этом, как и почти во всей ЛНР, нормальной работы нет. Молодые родственники Ивана поехали на заработки в Москву. Но там их «кинули» барыги-работодатели. Домой вернулись отощавшие, голодные. Чуток отъелись, поехали на заработки в Харьков. И там их «кинули» столь же подло.

ДАЙТЕ УДОЧКУ ВМЕСТО РЫБЫ

Луганщина край шахтерский. Люди здесь генетически расположенные к труду. А работа, если она и есть, то за мизерную зарплату. Россия везет и везет сюда гуманитарную помощь, благодаря чему никто в ЛНР не голодает. Но долгая безработица бросает людей в уныние. Чем занять молодежь гражданскую, тут никто не знает. Россия тоже этим не озабочена. В то же время по ЛНР пустуют огромные черноземные поля. Особенно по дороге между Краснодоном и Красным Партизаном, что очень близко к российской границе, и тут давно уже не стреляют. Раз уж ЛДНР дружественный нам край, то Россия должна подумать, как здесь людей занять работой. Не Трампу же эту решать задачу.

Россия формально не может в ЛДНР открывать какие-то предприятия. Но наши ближайшие союзники Абхазия и Южная Осетия вольны запросто в этом крае вести любую экономическую политику. Они такие же миром не признанные, и терять им нечего. В Луганске даже есть дипломатические представительства той и другой республики. Только в тех представительствах бесполезно кого искать. Как сказали мне в Совете Министров ЛНР, если абхазские и южноосетинские дипломаты появляются в Луганске, то ненадолго, два раза в год. А я так подозреваю, что эти диппредставительства специально для того здесь и открыли (на российские, скорей всего, деньги?), чтобы решать глобальные для ЛНР экономические задачи.

В идеале непризнанная Абхазия могла бы открыть в Луганщине, условно скажем, цеха по переработке фруктов и продавать продукты странам, которые Абхазию признали. Ну, то есть, нам. Только вот эти наши союзники как-то нерасторопны в очевидных, казалось бы, решениях.

ОХ И ПОДОЗРЕВАЮТ!

А может проблема еще и в самом правительстве ЛНР? Тут очень не доверяют людям из-за границы. Меня, например, в мой приезд последний проверяли здесь две недели, прежде чем разрешить работать. В результате я получил отказ в аккредитации за подписью Министра связи и массовых коммуникаций ЛНР М.В. Сурженко. А в ДНР, например, мне дают аккредитацию буквально за пять минут.

Если нельзя работать в ЛНР журналисту, который три года на информационном фронте сражался за Луганскую Народную Республику, то что уж там говорить о заграничных предпринимателях, которые поди и рады луганчанам помочь, да не пускают их?

На северо-западе Луганщины все еще гремят перестрелки и гибнут люди. Но, благо, сам Луганск давно уже в глубоком тылу. Город благоухает розами и чистотою блещет. В магазинах полно продуктов.

Пенсионеры ездят на Украину к родственникам, рассказывают, насколько там страшно жить. Анархия и разбой. Милиция же бессильна. Пьяные ветераны АТО на глазах прохожих вылавливают молодых людей: «Ты почему не в армии?! Ах, у тебя еще и отсрочка?! Вытряхивай, гад, карманы! …Слава Украине!» – «Героям слава» – мямлит студент ограбленный.

Один из главных ко мне вопросов: будет ли Путин избираться на следующий срок? Есть некоторая тревога – если на место Путина придет непонятно кто, то будущее Луганщины видится им туманно. Второй вопрос: почему в России пускают на телевиденье всякую прозападную нечисть, позволяют ей поливать помоями и саму Россию, и Русский мир? Наверно еще и за это платят?

Нет у меня ответа по пункту первому. А по второму, ну что сказать? Кто-то зарабатывает и на нечисти.

А будущее ЛДНР видится мне спокойным, потому как у их противника – Украины нынешней уж точно нет никакого будущего. По всем законам логики ей скоро придет конец. А, следовательно, в Донбассе снова наступит мир.

P.S.

Украинские читатели обвиняют меня на форумах, что я уж в который раз перешел незаконно, по их мнению, украинскую границу в районе Изварино. Так я ведь не обходил по кустам в ночи пограничные переходы. Там уж четвертый год и на десятки верст нет украинских пограничников. Что ж мне, сидеть и ждать, когда они там появятся? Сомнительно, что это когда-то произойдет.

Log in with your credentials

Forgot your details?