«Когда Никите было 17, он скрутил насильника и сдал его полиции»: отец убитого в Подмосковье спецназовца рассказал о сыне

Никита Белянкин, спецнозовец, прошедший войну в Сирии, умер в Подмосковье. Но эту смерть, пусть и в мирное время и на родной земле, многие считают героической. А как иначе назвать поступок 24-летнего парня, который ценой собственной жизни спас совершенно незнакомых двоих прохожих, ввязавшихся в пьяную драку с толпой армян.

Напомним, все произошло в первый день лета у входа в бар "БирХауз" в поселке Путилково. Когда десять против двоих, Никите, воспитанному в строгих правилах честного рукопашного боя, было не до выяснения обстоятельств. Он просто бросился на амбразуру. Но те ребята из толпы и знать не знали ничего о благородстве. Нож против кулака: вот чем ответили они спецназовцу. Ударом в сердце Никита был убит. Сейчас на месте его гибели горы цветов.

О том каким был этот смелый парень и как раньше приходил на выручку к слабым в эксклюзивном интервью "Комсомолке" рассказал его отец Алексей Белянкин.

– Алексей, примите наши соболезнования. Никита действительно был очень смелым парнем?

– Да, этого у него не отнять. С самого детства он заступался за тех, кто слабее. Это у него, наверное, врожденное качество. Он несправедливости не терпел и в такие минуты просто забывал о чувстве самосохранения. Он еще в школьные годы учился в кадетском классе и я понимал, хотя в семье у нас и нет военных, что армия – это его путь. И ведь этот случай с дракой в его жизни не первый. Когда ему 17 лет было, он тогда учился в кулинарном колледже, он прямо во дворе нашего дома спас девушку. Это все произошло рано утром 1 января. На улице было безлюдно и Никита заметил как какой-то мужик тащит плачущую девчонку в подъезд. Он тогда еще ребенком был, но не сдрейфил. Он одним ударом вырубил насильника, скрутил и сдал его ментам. Мы с женой им гордились, понимали, что настоящего мужика вырастили. Ему участковый грамоту дал за смелость. А негодяя этого, кажется, посадили.

– Когда он впервые сказал, что военным хочет быть?

– Осознано он это заявил в 18 лет. Он сам ушел из кулинарного колледжа и подался в военкомат- добровольцем. При этом с самого начала мечтал именно о спецназе. Но с первого раза попасть не получилось. У него тогда проблемы с паспортом были, надо было его заменить. Помню он бегом бежал в миграционную службу, сказал там, что в спецназ собирается и даже уговорил чиновников в срочном порядке выдать ему новый паспорт. На это ушло каких-то два часа. Но все-равно не успел: батальон уже был сформирован . В итоге он поступил служить в РВСН, ракетные войска стратегического назначения. Но уже через год его заметили и предложили контракт в спецназе ГРУ. Я вообще не был удивлен. Он давно к этому шел. Много лет был в поисковом отряде "Эскадрон", все свободное время посвящал поиску павших бойцов и, конечно, был настоящим патриотом страны.

– Когда сына оправили в Сирию вы с женой как отреагировали?

– Переживали очень. Особенно жена, ее материнское сердце тогда, не на месте было. Подготовку к командировке он прошел в Киргизии, после чего в конце 2017-го года его отправили в Сирию. Он там провел полгода, служил разведчиком. Их позиция находилась в непосредственной близости к боевикам. Постоянные обстрелы сменяли друг друга. Но Никита никогда нюни не разводил, держался мужественно. Он часто нам звонил, рассказывал о том, что у него в Сирии появилось много друзей из числа местных жителей. Он вообще очень открытый, общительный парень. Он неплохо знал английский. Несколько раз бывал в Дамаске. И уже после командировки хотел вернуться в Сирию к новым знакомым. А еще не знаю, можно это говорить, или нет, но Никита мечтал служить на Донбасе. Он просто грезил этой идеей.

– В феврале закончился его контракт с Минобороны. Чем он хотел заниматься?

– В планах была служба. Он рассматривал несколько вариантов. Было предложение поступить в ОМОН. Кроме того, он хотел учиться в академии МЧС и работать спасателем. А еще, я это уже после смерти узнал, он рассматривал вариант работы оперативником в уголовном розыске. А пока он помогал мне с бизнесом , он вообще для меня был порой. О таком сыне можно было только мечтать.

– У Вас еще младший ребенок есть. Он уже знает о том что с Никитой случилось.

– Младшему сыну сейчас только 10 лет. Мы с женой так ему ничего и не рассказали. Я взрослый человек, но до сих пор принять это не могу.

– Как вы узнали об этой драке?

– Мне подруга Никиты позвонила почти сразу. Яна плакала и сказала, что сына ранили ножом. Это все в нескольких метрах от его дома произошло. Я тоже недалеко живу и сразу поехал на место. Но это, простите, не драка была. Когда 10 против одного – это убийство. Сейчас появилась информация о задержанных , но , насколько мене известно , среди них нет убийцы сына. Сложность в том, что все они – иностранные граждане и ублюдки сразу пустились в бега.

©2019 KLEO Template a premium and multipurpose theme from Seventh Queen

Log in with your credentials

Forgot your details?