Пока за жизнь Даши из Апатитов борются в Москве, местные врачи пишут заявления об увольнении

ДЕНЕГ НЕТ ДАЖЕ НА СНОС

24-летняя Даша Старикова из заполярного города Апатиты обратилась на «Прямую линию» к президенту и попросила помощи. Девушка с 4 стадией рака просила о ней не себе — всем жителям. Уже шесть лет в городе нет нормальной больницы. А людей возят в соседний Кировск.

Из-за отсутствия специалистов Дашу неправильно лечили, не разглядев вовремя рак. После прямого включения Апатиты стали центром внимания. На следующий день в город приехала губернатор области Марина Ковтун с толпой чиновников. Но Дашу глава региона уже не застала: ей стало настолько плохо, что пришлось везти сначала в Мурманск, а потом и вовсе в Москву.

Корреспондент «Комсомолки» тоже съездила в город и попыталась понять, как так вышло, что некогда процветающий наукоград (город появился на месте академгородка-ред.) стал символом разрухи.

— Оптимизация здравоохранения, переход на подушевое финансирование вынуждают нас сокращать количество больниц в населенных пунктах, — оправдывается министр здравоохранения Мурманской области Валерий Петерухин.

Шесть лет назад в Апатитах решили объединить две больницы в одну со стационаром в Кировске: мол, экономия бюджету выйдет, а ехать больным всего-то 20 км. Да и денег у Кировска побольше — горнодобывающие комбинаты должны помочь. Апатитскую больницу тем временем признали не соответствующей санитарным нормам и опасной для больных — в одном из корпусов лопнула несущая стена.

Здание, на фоне которого Даша говорила с президентом, — недостроенный хирургический корпус. Девять этажей еще в начала 90-х должны были стать современной хирургией. А превратились в прибежище бомжей. 30 лет заброшенное здание стоит в самом центре города.

— Экспертиза постановила, что достроить здание невозможно из-за того, что стройку не законсервировали, перекрытия пришли в негодность, — объясняют местные чиновники. — Но даже на разбор высотки в местном бюджете денег нет — нужно 50 млн рублей. Это почти половина городской казны.

«У ВРАЧЕЙ ИДУТ ОБЫСКИ»

У Даши Стариковой 6-летняя дочка. Воспитывать ее помогает тетя Даши — Любовь Тулупова. Они живут вместе.

— Помогите Даше еще пожить, дочка в первый класс пойдет осенью, — попросила Любовь у губернатора. Та пообещала, что Дашу отправят в лучшую клинику страны.

О самой Даше соседи говорят только хорошее: тихая, скромная девочка. Работала кондуктором в местном автопарке, а около года назад, когда узнала о страшном диагнозе, ушла. Сильные боли не давали работать.

— Теперь они с тетей в Старых Апатитах, — говорит бывший коллега Даши Николай.

Микрорайон на выезде из города. Много общежитий. На стук дверь открывает Дашин дядя, но говорить не готов.

— Увезли ее и все. Жена спит, ребенка тут нет, — угрюмо бурчит он и захлопывает дверь квартиры.

В общежитии живет и подруга Даши Мария Сергеева. Они учились вместе в школе и в училище, но последний год их пути разошлись. Даша практически пропала из жизни, скрывшись за дверями больниц.

— У нас же ужасно все с медициной, — качает головой подруга. — Она молодец, что рассказала, достучалась. Может, хоть что-то изменится.

Страшные истории о том, как жителей Апатит не довозят на «Скорой» до Кировска, как они умирают в пути, может рассказать, наверное, каждый второй в городке. Впрочем, официальной статистикой это не подтверждается.

— Ни один врач «Скорой» не повезет нестабильного больного. Не было таких случаев! — открещиваются в апатитско-кировской больнице.

Дашу там помнят, но говорят неохотно: госпитализировали с кровотечением, в стационаре обнаружили «женский» рак.

— Четвертая стадия, метастазы, неоперабельна, — такой вердикт вынесли медики молодой маме.

До этого в поликлинике в ее полгода лечили от остеохондроза. Массажи, мази… Даша уверена, что неправильный диагноз не дал ей шанса бороться с болезнью на ранних стадиях. Врачи, у которых теперь ведут проверки и обыски следователи, растеряны. В кулуарах признают: свою роль в Дашиной истории сыграл недостаток узких специалистов.

— Но где их взять, в такой же ситуации и другие больницы, — сетует врач, попросивший не называть своего имени.

Терапевт, у которого наблюдалась девушка, уже написала заявление об увольнении, чтобы избежать скандала. Подумывают об этом и другие медики. А за жизнь Даши будут бороться московские специалисты.

ОФИЦИАЛЬНО

Минздрав РФ держит на особом контроле не только судьбу Даши и ее дальнейшее лечение. Как сообщила пресс-служба ведомства, уже сформирована рабочая группа, которая проанализирует все сообщения по теме здравоохранения, поступившие во время «Прямой линии». В группу войдут и сотрудники ведомства, и ведущие эксперты по различным направлениям практического здравоохранения, а также представители регионов.

«Предстоит не только разобрать каждое обращение и постараться помочь всем обратившимся, но выявить наиболее проблемные точки для принятия, если потребуется, системных мер», – сказала министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Log in with your credentials

Forgot your details?