Полковник ВВС Виктор Алкснис о крушении «Суперджета»: «В гражданской авиации возникает слепая вера в компьютеры»

В Следственном комитете сообщили, что специалисты в ближайшее время приступят к расшифровке бортовых самописцев со сгоревшего при посадке в Шереметьеве лайнера «Суперджет». Напомним, борт авиакомпании «Аэрофлот» вечером 5 мая вылетал из Москвы в Мурманск. При наборе высоты в него попала молния и, как считает экипаж, вывела из строя радиосвязь. Командир принял решение вернуться в Шереметьево и садиться с полными баками топлива. При посадке самолёт ударился о взлетно-посадочную полосу и ещё несколько раз «подпрыгнул». Затем у него отвалились шасси, задняя часть фюзеляжа загорелась… Погибли 40 пассажиров и бортпроводник, до последнего спасавший людей.

Мы разобрали в эфире Радио «Комсомольская Правда» основные версии с политиком, полковником ВВС Виктором Алкснисом.

– Могу как инженер по радиоэлектронному оборудованию самолетов, отслуживший 25 лет в ВВС, сказать, что версия о том, что в самолет попала молния, и после этого прекратилась радиосвязь, у меня вызывает некоторое недоумение, – заявил эксперт. – На моей практике трижды в самолет попадала молния. И ни разу эта молния не приводила ни к каким серьезным последствиям. Да, были некоторые проблемы, но радиостанции, во всяком случае, из строя не выходили. И ремонт самолета практически не требовался.

Современные самолеты перед запуском в эксплуатацию проходят программу по сертификации. И там обязательно есть пункт – проверка его молниезащищенности.

По словам военного лётчика, на самолетах «Суперджет-100» стоят три УКВ/ДЦВ-радиостанции (в верхней части фюзеляжа, одна – в нижней), плюс еще две коротковолновые радиостанции.

– Одновременное попадание молнии в столь разнесенные антенны исключено, – говорит Виктор Алкснис.

– Тогда в чем была проблема? Зачем нужно было возвращаться?

– Это вопрос к командиру экипажа. Давайте сейчас не будем его винить в произошедшем. Полет остается полетом. Могут возникнуть любые ситуации. И решение о возвращении принимает командир воздушного судна. Раз он принял такое решение, очевидно, были какие-то основания вернуться на аэродром вылета.

При этом у эксперта не вызывают никаких вопросов метеоусловия, при которых самолёт взлетал и садился.

– Если посмотреть видеокадры посадки самолета на аэродром «Шереметьево», видно, что видимость была миллиона на миллион. Во всяком случае, в районе аэродрома никаких сложных метеоусловий не было.

– Как сработали в этой ситуации бортпроводники?

– Они полностью выполнили свои обязанности и совершили, по сути дела, подвиг. Вот уж к проводникам никаких претензий. Они достойны самой большой похвалы.

Напомним, у следствия одна из рабочих версий случившегося – недостаточная подготовка пилотов. И главный вопрос сейчас: можно ли было спасти людей?

– В гражданской авиации возникает слепая вера в автоматику, в электронику, в компьютеры, – говорит эксперт. – Например, в одной авиакомпании, якобы, год назад было запрещено выполнять полеты на «Суперджетах» в ручном режиме. Только в автоматическом режиме. Считается, что автоматика более надежная, а человек может ошибиться. Мол, пускай уж лучше компьютер. Хотя тот же «Боинг» недавно показал нам, что и автоматика может ошибиться, самолет может упасть из-за ошибок программного обеспечения. Летчикам запрещают летать в ручном режиме. Летчики теряют навыки. Как только возникает сложная ситуация в полете, они верят в автоматику, в электронику. По сути дела, они теряют навыки летчика. Представить, что в подобном режиме летал бы Валерий Чкалов, невозможно. Я думаю, он бы за голову схватился. Происходит потеря квалификации летным составом. Может быть, не имеет смысла постоянно летать в ручном режиме, но летчики должны иметь навыки управления самолетом.

– Почему пожарные машины приехали так поздно?

– Сейчас говорят: пожарные машины подъехали практически сразу после того, как самолет приземлился. Но вы посмотрите видео приземления самолета, вы не увидите ни одной пожарной машины в районе ВПП. Когда я служил, было так: стоило пройти любой информации о том, что самолет идет на вынужденную посадку, немедленно все пожарные средства, которые были на аэродроме, выдвигались к ВПП. И они уже стояли сбоку посадочной полосы. Как правило, в торце полосы две машины – с одного и с другого края, а основные машины стояли в середине полосы.

©2019 KLEO Template a premium and multipurpose theme from Seventh Queen

Log in with your credentials

Forgot your details?